Климатические и сельскохозяйственные факторы в русской истории

Военно-геополитические реалии

Инновационный анализ и морской флот

Исторические парадигмы

Климатические и сельскохозяйственные факторы в русской истории

Политико-экономические факторы в русской истории

Ричард Пайпс - Россия при старом режиме

Социальные факторы русской истории

Учебник истории Фроянова






Низкая урожайность - извечная беда русского сельского хозяйства.


Следствием плохих почв, ненадежных осадков и короткого периода полевых работ явилась низкая урожайность в России.
Наиболее достоверным способом измерения урожайности будет использование показателей, демонстрирующих сколько раз посеянное зерно воспроизводит само себя (когда, к примеру, одно посеянное зерно при уборке урожая приносит пять зерен, мы говорим о коэффициенте урожайности "сам-пят", или 1:5). Коэффициент урожайности в средневековой Европе обыкновенно составлял 1:3 ("сам-третей"), либо, в лучшем случае, 1:4 ("сам-четверт"); это - минимальная урожайность, при которой имеет какой-то смысл заниматься хлебопашеством, ибо ее хватает, чтобы прокормить население. Следует отметить, что при урожае в "сам-третей" количество посеянного зерна ежегодно не утраивается, а удваивается, ибо каждый год одно из каждых трех собранных зерен надобно откладывать для нового сева. Это также означает, что из трех акров пахотной земли один должен быть занят под производство семян. Во второй половине XIII в. западноевропейские урожаи начали значительно увеличиваться. Основной причиной этого послужил рост городов, чье торгово-ремесленное население перестало выращивать хлеб и вместо этого покупало его у крестьян. Появление богатого городского рынка на хлеб и другие сельскохозяйственные продукты побудило западноевропейских землевладельцев и крестьян производить товарные излишки путем более интенсивного использования рабочей силы и обильного унавоживания. В конце Средних Веков западноевропейская урожайность выросла до "сам-пят", а затем, на протяжении XVI-XVII вв., она продолжала улучшаться и достигла уровня "сам-шест" и "сам-сем". К середине XVII в. страны развитого сельского хозяйства (во главе которых шла Англия) регулярно добивались урожайности в "сам-десят". Такое резкое улучшение урожайности имело еще более важное хозяйственное значение, чем может показаться на первый взгляд. Там, где можно надеяться, что земля регулярно вернет десять зерен за одно посеянное, крестьянину надо откладывать на семена лишь десятую часть урожая и посевной площади - вместо третьей части, как ему приходится делать при урожайности в "сам-третей". Чистая отдача от урожая в "сам-десят" в четыре с половиной раза превышает отдачу от урожая в "сам-третей", что теоретически дает возможность прокормить в данной области во столько же раз большее население. Нетрудно оценить, к каким результатам приводит наличие таких излишков в течение ряда лет. Можно утверждать, что цивилизация начинается лишь тогда, когда посеянное зерно воспроизводит себя по меньшей мере пятикратно; именно этот минимум (предполагая отсутствие ввоза продовольствия) определяет, может ли значительная часть населения освободиться от необходимости производить продукты питания и обратиться к другим занятиям. "В стране с достаточно низкой урожайностью невозможны высокоразвитая промышленность, торговля и транспорт*2. Можно добавить: невозможна там и высокоразвитая политическая жизнь.
*2 B.H.Sticher van Bath, Cyieldratios, 810-18201 в Afdeting Agrarische Geschledenis Bydragen (Wageningen 1963), Э 10, стр. 14). Все приводимые мною статистические данные об урожайности в Западной Европе почерпнуты из этого источника.
Подобно остальной Европе, Россия в Средние Века как правило получала урожаи в "самтретей", однако, в отличие от Запада, она в течение последующих столетий не знала резкого подъема урожайности. В XIX в. урожаи в ней оставались более или менее такими же, как и в XV в., в худые годы падая до "сам-друг", в хорошие поднимаясь до "сам-четверт" и даже "сам-пят", но в среднем веками держались на уровне "сам-третей" (чуть ниже этого на севере и чуть выше на юге). В принципе, такой урожайности в общем-то хватало, чтобы прокормиться. Представление о русском крестьянине как о несчастном создании; извечно стонущем под гнетом и гнущим спину, чтобы обеспечить себе самое жалкое существование, просто несостоятельно. Один из знатоков русского сельского хозяйства недавно поставил под сомнение эту господствующую точку зрения, написав:
Вот получается парадоксальная вещь: занимается исследователь положением крестьян в период раннего феодализма. Так уже им плохо, что идти дальше совершенно некуда. Они погибают совершенно. И вот потом им становится еще хуже: в XV веке - еще хуже, в XVI, XVII, XVIII, XIX вв. хуже, хуже и хуже; И так дело продолжается вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции... жизненный стандарт крестьян эластичен и... он может сокращаться, но все-таки не до бесконечности. Как они существовали?*3
*3 А. Л. Шапиро в книге Академии Наук Эстонской ССР, Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы (1958), Таллин, 1959, стр. 221

В России земледелие было бесприбыльным занятием

В России промысел заменял профессиональное земледелие как источник основного дохода, прибыли

Водные пути

Как Россия приросла черноземом

Климат России относится к так называемому континентальному типу

Низкая урожайность - извечная беда русского сельского хозяйства

Откуда бралось продовольствие в почти нищей России - экстенсивное сельское хозяйство и освоение целины вместо рационального его ведения

Почему русские крестьяне пользовались сохой, а не плугом

Природа - враг русской истории

Распределение осадков отличается от схемы расположения растительности и почв

Русская зима - враг русских крестьян

Русское крестьянство жило плохо, но не нищенствовало и не голодало

Русское население в былые века было очень маленьким, меньше, чем в Европе

Скверна, скверна русская природа-матушка

Товарного сельского хозяйства в России не было из-за отсутствия рынка сбыта

Травипольная система земледелия - бич сельского хозяйства России до 19 века

 

На главную страницу