Здесь описаны сторожевые породы собак популярные.

Общественное движение в России в 19 веке

18 век - на пути к вольности дворянства

Александр I

Александр II

Александр III

Екатерина II

Императорская Россия - петровский разворот в сторону Запада

Империя подминает под себя русскую православную церковь

Искусство и идеология

Конец 18 века - бюрократия захватывает власть в России

Культурные реформы Петра I

Николай I

Николай II

Общественное движение в России в 19 веке

Павел I

Петр I

Петровские реформы

Полицейское государство

Православная церковь и русское общество

Российская бюрократия

Русская аристократия

Русская деревня в пореформенный период

Русская общественная мысль

Русские консерваторы

Русские купцы, буржуа и коммерсанты

Русские революционеры

Русский идеализм

Санкт – Петербург, Вторая половина XVIII века, Быт и нравы

Славянофилы и западники

Цензура и политический сыск в России

Экономика Российской империи

Эпоха дворцовых переворотов






Сторожевые псы самодержавия.

В 1850-1890-х годах некоторые из идей Карамзина были по-своему использованы главными идеологами неограниченного самодержавия М.Н.Катковым и К.П.Победоносцевым. В середине 1860-х годов Катков попытался дать самодержавию новое идейное оружие. В его статьях старый догмат “народность” получил новый смысл. Он понимался теперь не как историческое соответствие самодержавия обычаям и традициям народа, а как безусловная поддержка народом этой власти и признание ее на этом основании единственно возможной. Присмотримся внимательнее к позиции известных традиционалистов. Катков и Победоносцев были во многом правы, если иметь в виду чистую теорию, идеальное построение государства и наличие идеальных граждан. Они критиковали конституционный строй, например, считая, что русскому народу он не подходит, но не потому, что массы не доросли до конституции, а потому, что в сравнении с монархической системой он не является более низкой ступенью развития.
Это превосходство монархии заключалось в большей откровенности, честности самодержавия. По словам Победоносцева, идея представительства лжива по сути, поскольку не народ, а лишь его представители участвуют в политической жизни страны. То же самое относится и к парламентаризму, поскольку в нем огромную роль играют борьба политических партий, личное самолюбие депутатов и т.д. Это действительно так, однако представительная система дает избирателям возможность отзывать тех депутатов, которые их не устраивают, борьба партий в парламенте ведет не только к закулисным сделкам и маневрам, но и к необходимости обращаться к мнению избирателей, т.е. население от нее не только не проигрывает, но и выигрывает. Наконец, человечество за время своего развития не изобрело лучшей школы политической жизни, чем представительство сверху донизу, школы долгой, жестокой, но приносящей свои плоды.
Идеологи неограниченного самодержавия были правы и в том, что суд присяжных, земства, школы отнюдь не идеальны. Как же они предлагали исправить положение? Их рецепты не отличались ни новизной, ни многообразием и заключались в обличении преобразований, в призывах к трону взять власть, провозгласить патриархальность основой государственной и частной жизни. В 1860-1870-х годах Катков, называвший себя “сторожевым псом самодержавия”, в каждом номере “Московских ведомостей” обрушивался на университетский устав 1863 года как конституционный режим в самодержавном государстве, на присяжных заседателей как судебную республику внутри монархии.
Вместе с Победоносцевым он добился своего, проведя на ключевые посты в годы правления Александра III угодных ему людей. Ставленники Каткова - Д.Толстой, И.Д.Делянов, Н.В.Муравьев, Е.М.Феоктистов стали министрами внутренних дел, народного просвещения, юстиции, главой цензуры. Однако это не помогло самодержавию найти выход из той кризисной ситуации, в которую оно попало, не вооружила его новыми идеями и тактическими ходами. Концепция, предложенная в начале века Карамзиным, была использована его преемниками весьма нетворчески и односторонне. Мысль историка оказалась, если можно так выразиться, выпрямленной, потеряла свое богатство и полноту, превратившись в достаточно беспомощные заклинания и лозунги.
В конце века идеологи самодержавия избегали затрагивать жгучие вопросы российской жизни: малоземелье крестьян, недостаточность их надела, падение уровня жизни народа и т.п. В их идеях главным было даже не бетонное ретроградство, а жгучая тоска по идеальной власти, закону, суду, прессе, школе, гражданину. Они отказывали в здравом смысле избирателям, депутатам, судьям, присяжным заседателям, читателям, реформаторам, т.е. реальным гражданам России. Панацея от бед, предлагавшаяся, к примеру, Победоносцевым так же идеальна и неоригинальна, как его критика: “Власть, как носительница правды, - писал он, - нуждается более всего в людях правды, в людях твердой мысли, крепкого разумения и правого слова...”
Поскольку же идеальных людей и установлений не существует, то идеологам монархии конца XIX века ничего не оставалось, как требовать все оставить без изменений, дабы не испортить будущего неумелыми, а то и не чистыми руками. Позиция весьма продуктивная, если речь идет о сокрушающей критике реформ и преобразований, и абсолютно бесплодная, когда имеются в виду позитивные шаги стагнирующей, остановившейся в своем развитии, монархии. Победоносцев, Катков и их единомышленники, выступая против либеральных и революционных экспериментов, сами ставили социально-политический эксперимент, ведя Россию в незнаемое.

Давно замечено, чем интереснее, удачнее теория, тем большее число общественных деятелей самых разных лагерей и направлений стремится использовать ее в своих интересах. Собственно, можем ли мы с полным основанием называть концепцию Карамзина консервативной? Позицию историка можно считать таковой, а вот с его идеями дело обстоит гораздо сложнее, поскольку они использовались представителями не только правительственного, но и либерального лагеря. После расправы над декабристами общественное движение было не просто деморализовано, в нем произошли качественные изменения. На смену Просвещению шла немецкая классическая философия, на смену дворянам-интеллигентам - разночинная интеллигенция.


Взгляды Карамзина

Земства - рупор русской интеллигенции

Интеллигентсткие учреждения - салон, университет

Интеллигенция против бюрократии

Кружки 1830-1840-х годов

Либеральное движение в 60-80 годах прошлого века

Лица свободных профессий

На протяжении всего XIX века весьма популярным центром интеллектуальной деятельности служил кружок

Общая характеристика общественного движения России в 19 веке

Первая недворянская разночинная интеллигенция в России

Славянофилы и западники

Социальная структура русской интеллигенции в пореформенный период с 1861 года

Сторожевые псы самодержавия

Такие разные судьбы Новикова, Радищева и декабристов

Теория официальной народности

Четвертым важнейшим учреждением русской интеллигенции, не уступавшим по своему значению университету, был толстый журнал

 

На главную страницу