Общественное движение в России в 19 веке

18 век - на пути к вольности дворянства

Александр I

Александр II

Александр III

Екатерина II

Императорская Россия - петровский разворот в сторону Запада

Империя подминает под себя русскую православную церковь

Искусство и идеология

Конец 18 века - бюрократия захватывает власть в России

Культурные реформы Петра I

Николай I

Николай II

Общественное движение в России в 19 веке

Павел I

Петр I

Петровские реформы

Полицейское государство

Православная церковь и русское общество

Российская бюрократия

Русская аристократия

Русская деревня в пореформенный период

Русская общественная мысль

Русские консерваторы

Русские купцы, буржуа и коммерсанты

Русские революционеры

Русский идеализм

Санкт – Петербург, Вторая половина XVIII века, Быт и нравы

Славянофилы и западники

Цензура и политический сыск в России

Экономика Российской империи

Эпоха дворцовых переворотов






Взгляды Карамзина.

У истоков правительственного течения в общественном движении стоит замечательный писатель и историк Н.М.Карамзин, прославившийся такими произведениями, как “Бедная Лиза”, “Письма русского путешественника” и, конечно, “История государства Российского”. На формирование его исторической концепции повлияли как события Великой Французской революции, так и серьезные занятия Карамзина историей своей страны. Предреволюционная Франция, в которой он побывал, произвела на Николая Михайловича очень сильное впечатление, а события 1789-1793 годов заставили задуматься о судьбах государств и народов, потребовали подходов не только исторических, но и системных, политологических. По мнению русского мыслителя, французов трудно укорять за то, что случилось в их стране. Они мечтали о равенстве, свободе и материальном благополучии для большинства населения Франции, однако, казнив короля и разорив дворянство, стали лишь одинаково несчастными. Вместо разумного общества возник мир корыстолюбия, террора и войн.
Карамзину казалось, что события конца XVIII-начала XIX века подтвердили его выводы о путях развития человечества. Единственно приемлемым и позитивным он считал строго эволюционное развитие в рамках тех общественных отношений и того государственного устройства, которые свойственны каждому народу. Русскому историку явно полюбилась появившаяся в начале XIX века теория француза Эшассерио. Она отвергала идею “общественного договора”, выдвинутую просветителями и утверждала, что политическую форму государства определяют не трактат или договор и не пробужденное разумом общественное мнение, а органически присущие данному народу национальные черты, учреждения, обычаи.
Взгляды Эшассерио являлись реакцией на передовые теории XVIII столетия, расчищавшие путь буржуазным революциям. Карамзина мало интересовали дискуссии французского коллеги с Вольтером или Монтескье, Дидро или Руссо, перед ним стояла сугубо практическая задача. Он модифицировал теорию Эшассерио, оставив в силе идею договорного происхождения власти, но поставив формы последней в строгую зависимость от древних традиций и народного характера. Причем утверждения и законы возведены Карамзиным в некий абсолют, который, сам выйдя из обычаев населения страны, начинает определять историческую судьбу данного народа.
Взгляды историка, как и любого крупного мыслителя, были далеко не однозначны, а зачастую противоречивы. Впрочем, нередко это чисто внешняя противоречивость. Так, теоретически Карамзин был давним и верным сторонником республиканского строя, считая его более совершенной формой, чем монархия. На практике же он горячо и последовательно отстаивал именно монархическое устройство России. Это кажущееся противоречие снимается самим Карамзиным. По его мнению, республика может существовать лишь при наличии целого ряда условий, но даже в этом случае век демократических установлений недолог, поскольку развитие цивилизации, торговли, рост богатства ведет к падению нравов, а значит - падению республики. К концу XVIII века у этого верного республиканца сложилось твердое убеждение, что монархическая форма правления наиболее полно отвечает существующему уровню развития нравственности и просвещенности человечества.
Однако Карамзин не ограничился сухой констатацией этого факта. Самодержавие в его работах - система развивающаяся (или которая должна развиваться), причем развитие ее идет в направлении уменьшения самовластия царей и установления “просвещенной” формы правления. Монархия, безусловно, означает единоличную власть самодержца, но его произвол сводится на нет управлением страной на основе твердых и ясных законов. Признав самодержавие, историк, естественно, принимал и сословное деление общества как извечное и закономерное. При этом он требовал, чтобы дворянство “возвышалось” над другими сословиями не только благородством происхождения, но и нравственным совершенством, образованностью, полезностью обществу.
Итог развитию политических взглядов Карамзина подвела записка “О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях”, написанная им в конце 1810-начале 1811 года для императора Александра I. В ней он протестовал против резких и явно заимствованных из Европы перемен начала александровского царствования и намечал программу действий российской монархии. Она предусматривала поиск способных и честных людей для занятия важнейших должностей, а не бесконечную реорганизацию государственных учреждений, умение императора обходиться с людьми, “усиливая в них стремление к добру” и “заглушая” в них злое начало. Карамзин требовал, чтобы дворянство имело преимущественное право в служебных занятиях, чтобы Синоду было предоставлено больше прав и уважения. Наконец, советовал Александру I уменьшить расходы казны и привести в равновесие ввоз и вывоз товара.
Эта программа действий кажется незамысловатой, но как же она сложна для исполнения! Карамзин открывает ряд не только идеологов монархии и российского консервативного течения XIX века, но и тех сторонников самодержавия, которые, отстаивая старую форму правления, оказывались одновременно и ее критиками. Действительно, Карамзин, Достоевский, Л.Толстой, Вл.Соловьев, не являясь не либералами, ни, тем более, революционерами, ставили перед троном столь высокие задачи, что Зимний дворец не мог их решить. Самое неприятное для венценосцев заключалось в том, что, по логике подобных защитников трона, власть, не поднимавшаяся до определенного уровня, как бы теряла право на разумное оправдание своего существования.
С другой стороны, идея Эшассерио-Карамзина о строгой зависимости формы правления от органически присущих народу национальных черт, учреждений и обычаев была активно использована консервативной правительственной мыслью, сделавшей из этой идеи абсолютно иные, чем Карамзин, выводы.


Взгляды Карамзина

Земства - рупор русской интеллигенции

Интеллигентсткие учреждения - салон, университет

Интеллигенция против бюрократии

Кружки 1830-1840-х годов

Либеральное движение в 60-80 годах прошлого века

Лица свободных профессий

На протяжении всего XIX века весьма популярным центром интеллектуальной деятельности служил кружок

Общая характеристика общественного движения России в 19 веке

Первая недворянская разночинная интеллигенция в России

Славянофилы и западники

Социальная структура русской интеллигенции в пореформенный период с 1861 года

Сторожевые псы самодержавия

Такие разные судьбы Новикова, Радищева и декабристов

Теория официальной народности

Четвертым важнейшим учреждением русской интеллигенции, не уступавшим по своему значению университету, был толстый журнал

 

На главную страницу